Главная История Материалы Все это знакомо…

Выборы

 

70-летие победы


ЭМБЛЕМА ПРАЗДНОВАНИЯ 70-ЛЕТИЯ ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

Друзья сайта

Интернет-магазин настольных игр Mimoplay (Мимоплей) Настольные игры

Все это знакомо…

8 июля 2008 года исполнилось 100 лет со дня рождения нашего знаменитого соотечественника, литератора и поэта, ученого этнографа, зачинателя и участника французского Сопротивления, Героя России - Бориса Владимировича Вильде.

 

Не танцуйте сегодня, не пойте

В предвечерний задумчивый час

Молчаливо у окон постойте,

Вспомяните погибших за нас.

Там, в толпе, средь любимых,  влюбленных,

Средь веселых и крепких ребят

Чьи – то тени в пилотках зеленых

На окраины молча спешат.

Им нельзя задержаться, остаться

Их берет этот день навсегда

На путях сортировочных станций

Им разлуку трубят поезда.

Окликать и звать их не надо,

Не промолвят ни слова в ответ.

Но с улыбкою грустной и ясной

Поглядите им пристально вслед.

 

В день вступления нашей Родины в битву с фашизмом  на великий земляк – Борис Вильде, активный участник Сопротивления и руководитель подпольной группы в Париже находился в тюрьме Фрэн, куда был брошен фашистами за свою подпольную борьбу против врага.

23 февраля 1942 года в пять часов вечера в форте Мон – Валерьен под Парижем погиб под пулями фашистов французский патриот Борис Владимирович Вильде, русский по рождению. Этот русский организовал и руководил одной из первых подпольных групп Сопротивления в оккупированном фашистами Париже.

 

Так пусть же из дней,

Овеянных славой,

В наше сегодня

Придут к нам опять

Те, кто умели,

Когда это надо,

Сопротивляться и

Побеждать!

 

Перед казнью, на вырванных из школьной тетради, листках Борис Вильде написал прощальное письмо своей любимой жене Ирэн Вильде. Это письмо разошлось по всему Парижу, его читали и перечитывали, рассказывали о нем своим друзьям, а учителя давали ребятам переписывать его и учить наизусть.

«Моя любимая, дорогая Ирэн…

Я иду на смерть с улыбкой, как на новое приключение,

Может быть – с некоторым сожалением,

Но…страха во мне нет.

Моя дорогая, думайте обо мне как о живом, не как о мертвом.

Постарайтесь смягчить весть о моей гибели моей матери и сестре.

Я часто с нежностью думал о них и о своем далеком детстве.»

Детские годы Бориса Вильде прошли в Ястребино, родном селе матери мальчика, куда она с детьми вернулась из Петербурга после смерти своего мужа - Владимира Иосифовича Вильде. Боре шел четвертый год.

В старинном русском селе Ястребино Боря пошел в школу, где научился читать и писать. Здесь он полюбит русскую природу. Всю свою недолгую жизнь он будет помнить и любить свое русское детство. В будущем поэт Борис Вильде многие свой стихи будет подписывать псевдонимом, которое ему подсказало название родного села: Иван Ястребинский.

В 1919 году, спасаясь от ужасов гражданской войны, голода и разрухи, семья Вильде покинула Родину и уехала в г. Тарту (Эстония).

Никогда больше Борису не удастся вернуться в родные края. Но всю жизнь, находясь вдали от России, он будет чувствовать себя крепко связанным с Родиной, с ее природой, с ее культурой.

В Тарту Борис блестяще закончил русскую гимназию и поступил в Тартуский университет. К этому времени он уже признанный поэт. Он лично знаком с королем русской поэзии Игорем Северяниным, воспевшим наши края.

Бориса неукротимо влечет к себе его Родина – Россия. Он мечтает стать гражданином Советской страны и посвятить себя науке. За неудачную попытку пересечь эстонско – русскую  границу в 1927 году Борис попадает в список неблагонадежных  и исключается из университета.

В поисках работы и возможности продолжить образование Борис Вильде уезжает в Германию. Шел 1930 – ый год.

…Только что посмотрел в зеркало и увидел себя таким же, как всегда.

Вспомнил четверостишие – я его сочинил несколько недель назад.

 

По – прежнему буду бесстрастен

И понапрасну смел,

Когда 12 винтовок

Возьмут меня на прицел…

 

Не надо, чтобы моя смерть стала поводом для ненависти к Германии. Я боролся за Францию, но не против немецкого народа… Сейчас нам так необходима человечность. Быть человеком прежде, чем быть немцем, солдатом, художником.

В Германии 30-х годов трудно было дышать: фашизм рвался к власти, свирепствовал жесточайший экономический кризис. Тысячи безработных бродили по дорогам страны в поисках работы. Чтобы не умереть с голоду, Борис брался за любую работу: плотничал, рыл канавы, работал на конюшне, писал стихи и рассказы, занимался переводами, давал уроки русского языка и игры в шахматы, выступал с докладами о культуре России… За время этой беспокойной жизни он превосходно выучил немецкий язык. Именно тогда в Германии Борис Вильде впервые столкнулся с нацистами, именно тогда он возненавидел фашизм.

Жить в фашистской Германии Борис не может, и в 1932 году он покидает страну и переезжает во Францию.

Вы знаете, как я люблю ваших родителей, ставших и моими. Благодаря таким французам, как они.  Я узнал и полюбил Францию – мою Францию…

И для того, чтобы истинная Франция могла однажды воскреснуть, нужны жертвы. Напрасных жертв не бывает.

Осенью 1932 года Борис Вильде приезжает в Париж. Без денег, без документов, без знания французского языка он одинок среди чужих людей в чужом городе.

 

Здесь живут чужие господа

И чужая радость и беда

Мы для них – чужие навсегда.

 

И снова нужда, и снова случайные заработки. Но Борис не сломлен. Он упрям и настойчив. И как всегда он переполнен планами и мечтами. И как всегда, ему все удается.

Борис Вильде поступает в знаменитый университет Парижа – Сорбонну, где изучает философию, этнографию, языки (французский, немецкий, финский, японский). Сотрудничает в русских литературных кружках. Он полон энергии. Все делает легко и хорошо. И как всегда добивается блестящих успехов.

После окончания Сорбонны Борис Вильде получает приглашение на работу в парижский этнографический музей – музей человека.

«…Моя любимая! Я уношу с собой воспоминание о вашей улыбке. Постарайтесь улыбаться, читая эти строки, как улыбаюсь я, дописывая их…  Храните мое обручальное кольцо – последнюю память. Я поцеловал его, прежде чем снять.

….бесконечная нежность к вам поднимается из глубины души…»

В Париже в жизни Бориса Вильде произошло событие, изменившее всю его жизнь. Он встретил юную, необыкновенно красивую Ирэн Лот, дочь известного французского ученого – историка. Молодые люди полюбили друг друга, и в 1934 году состоялась их свадьба. Трудная юность Вильде закончилась. Началось время открытий, успехов, известности.

Он много и напряженно работает. В музее Человека он руководит отделом Арктики, изучает культуру угро-финских народностей, ездит в экспедиции, читает лекции в Сорбонне. Он мог стать большим ученым.

Но впереди была война.

1 сентября 1939 года началась вторая мировая война, развязанная фашисткой Германией. Борис Вильде призван во французскую армию. Он изведал всю горечь поражения великой страны.

22 июня 1940 года французское правительство подписало позорный акт о перемирии с Германией.

 

Париж – открытый город,

Твоя душа живая,

Томясь, исходит кровью,

Как рана ножевая.

И стук чужих шагов

Тревожит наши стены,

И на мерцанье Сены

Глядят глаза врагов.

Как будто в яме черной,

Под окрики штыка,

Струится удрученно

Французская река…

И с неба льется мрак.

Ведь было бы изменой

Струить лазурь над Сеной,

Когда в Париже – враг.

 

Но первый день оккупации стал началом борьбы патриотов за свободу Франции. И первым на линию огня шагнул Борис Вильде со своими товарищами – учеными из Музея Человека.

В историю Французского сопротивления они так и войдут – «группа Музея Человека». До войны они вдохновенно изучали культуру народов мира.

Фашизм грозил уничтожением человеческой цивилизации. Ни минуты не колеблясь, ученые вступали в неравную борьбу с врагом. Руководителем группы стал Борис Владимирович Вильде. По его предложению свою газету патриоты назвали «Резистанс («Сопротивление»).

В передовой статье первого номера этой газеты Борис Вильде писал: «Сопротивляться – это голос всех, кто не смирился, всех. Кто хочет выполнить свой долг…»

Группа Музея Человека до конца выполнила свой долг. За семь месяцев неравной схватки с июля 1940 года по март 1941 года было сделано немало. И нет ни одного рискованного дела, в котором бы не принял участие Борис Вильде (подпольная кличка – Морис): шла ли речь о спасении французских военнопленных, о распространении листовок, сборе разведанных о фашистских базах подводных лодок или аэродромах. Борис Вильде работал отважно. Он считал, что его долг делать все, что помогает борьбе против фашистов. Предательство провокатора прервало борьбу группы Музея Человека.

11 февраля 1941 года арестованы первые подпольщики, 26 марта гестаповцы схватили руководителя группы Бориса Вильде. 18 патриотов из группы Музея Человека были брошены в застенки гестапо.

Начался новый этап борьбы патриотов. Допросы и пытки не сломили Бориса Вильде. Находясь долгие одиннадцать месяцев в одиночной камере фашистской тюрьмы, он живет полной духовной жизнью: бесконечно много читает, изучает санскрит и греческий языки, пишет дневник, который назовет «Диалогами».  «Диалоги в тюрьме» - это итог его короткой жизни. Теперь этот дневник читают люди на всех языках и восхищаются силой духа и мужеством Бориса Владимировича Вильде.

Наступило лето 1941 года…

22 июня 1941 года гитлеровская Германия вероломно напала на нашу Родину:

 

Смотрю назад в задымленные дали

Нет, не заслугой в тот зловещий год,

А высшей честью русские считали

Возможность умереть за свой народ.

 

От моря до моря закипела кровавая битва, какой еще не знали люди на земле.

В эти месяцы узники тюрьмы Фрэн переживали затишье: война с Россией отнимала много времени у палачей. Суд все время откладывался. В декабре 1941 года стало ясно, что надежды Гитлера на молниеносную победу в России не сбудутся. Из Германии пришел приказ устроить показательный суд над группой Бориса Вильде. Началась последняя схватка с врагом.

В Сопротивлении у Бориса Вильде был связной – Рене Сенешаль, по кличке «Мальчуган2. Ему было всего семнадцать лет. Он был отличным связным. В последнем слове Борис Вильде ничего не говорит в свою защиту, он пытается спасти от смерти «Мальчугана». Это не удалось сделать. Он сам, Рене Сенешаль. И еще пятеро товарищей из Музея Человека приговорены фашистским удом к расстрелу. Суд над патриотами шел почти всю зиму 1942 года.

Зима 1942 года была самым лютым, самым гибельным испытанием в жизни Ленинграда, родного города Бориса Вильде. Город был непреступной крепостью, о которую разбивались все атаки противника. И вместе с солдатами, с врагом сражались ленинградские дети. Так же стойко и отважно, как французский мальчуган Рене Сенешаль. И самый великий подвиг ленинградских мальчиков и девочек состоял в том, что они ходили в школу. Они учились.

 

Школа в сорок первом,

Нам ученикам

Больно бьет по нервам

чтенье по слогам:

«Маша ела ка – шу».

Непонятно мне.

Как достала Маша

кашу на войне?

Съежились ребята –

Бросил в дрожь урок

Мой сосед из сумки

Вынул свой сухарь

И.глотая слюнки,

Я гляжу в букварь

«Маша е-ла ка – шу».

И со всех сторон

Слышен сильный кашель

Слышен слабый стон

Как признаться классу,

Что я глупым был?

Почему – то кашу

Прежде не любил.

В рев – при виде манной

(да на молоке!)

Говорила мама

С ложкою в руке:

- вот умница, вот лапушка!

За дедушку! За бабушку!

Теперь за папу – ложку

За нашу Мурку – кошку!

Может, это снится

Может, занемог.

На огне дымится

Полный чугунок.

Школа в сорок первом –

Как хотелось есть!

Всхлипывают перья

«86»

Мы пости не дышим

Мы в тетрадях пишем

«Маша е-ла ка-шу»…

 

Ленинград, родной город Бориса Вильде, истекая кровью, стоял насмерть. За весну сорок пятого падали в снег ленинградцы. За победу сорок пятого в Париже погибла группа Бориса Вильде.

 

Я связная

Бреду во французском лесу

От живых

Донесенье погибшим несу

Нет, ничто не забыто

Нет, никто не забыт.

Даже тот,

Кто в далекой могиле лежит.

 

Горестную весть о гибели любимого сына, Мария Васильевна Вильде получила в конце 1942 года. Но до конца своей жизни. Надеясь на чудо, как тысячи и тысячи матерей на земле, она будет ждать его возвращения.

 

Давно окончилась война,

Но до сих пор, тая тревогу,

Все не отходит от окна,

Все смотрит в поле, на дорогу.

Ей часто кажется, что вот

В ночи от ветра вздрогнет рама

И сын к ней снова в дом войдет

И скажет тихо: «Здравствуй, мама!»

А он вдали, где каждый год

Едва весна вступает в силу,

Другая мать ему кладет

Цветы на братскую могилу.

 

…Уже пора идти. Знаю, наши товарищи нас не забудут.

Пусть после войны нашей памяти воздадут должное – этого достаточно…

Вечное солнце встает из смертельной бездны…Я готов… Я иду…

С вершины Мон – Валерьен начался последний путь Бориса Вильде – путь в бессмертие. Помнит о нем Франция. В предместье Парижа есть улица, которая носит его имя. Он награжден Медалью Сопротивления.

Помним о нем и мы, его соотечественники, создавая музей в его честь в его родном доме в Ястребино. Перед домом растет, в память о нем, наша березка. Юношей он пытался безуспешно вернуться на Родину. Сегодня он возвращается к нам, его землякам. Он возвращается навсегда.

 

Грядущим юношам

ровесник

Ты навсегда среди

живых

Своей судьбой, подобной

песне

И даром странствий

роковых.